Ирена Кокина: «Я бы хотела, чтобы у молодых и пожилых всегда было чему радоваться…»

Цикл «Десять вопросов к интересному человеку» на портале grani.lv продолжает интервью с ректором Даугавпилсского университета, профессором, доктором психологических наук – Иреной Кокиной.

– Ирена, в мае этого года вы принимали участие в научно-практической конференции «Северная Европа, Псков и Ганзейский союз в прошлом и настоящем», проходившей в рамках очередных Международных Ганзейских дней Нового времени в Пскове. На этом международном форуме было подписано соглашение о сотрудничестве Псковского Госуниверситета (ПГУ) и Даугавпилсского университета. Что из этого следует?

 

– Стратегия развития нашего университета предполагает расширение связей с другими вузами. Сотрудничество с ПГУ давнее, особенно что касается кафедры русского языка и гуманитарного факультета в целом – ему более 20 лет. В отношении данного форума для меня было удивительно, что один университет способен на столь масштабное мероприятие. Были организованы круглые столы, научные секции, научная конференция. В форуме приняли участие представители Министерства науки и высшего образования РФ, более 100 ректоров вузов из разных регионов России, мэры

российских городов.

 

Латвию, помимо Даугавпилсского университета, представляла Резекненская технологическая академия и Вентспилсская высшая школа. На конференцию были приглашено более двух тысяч референтов – представителей министерств, вузов и промышленных предприятий. Вся работа столь крупной аудитории была замечательно скоординирована! Параллельно шли съемки российских телеканалов. В ходе открытия форума был подписан межвузовский договор между ПГУ и ДУ, после чего началась разработка совместной магистерской программы, которая сейчас близится к завершению. Далее программа должна будет пройти лицензирование и аккредитацию. Речь идет о программе переводчиков английского языка, которая будет реализована в ПГУ и ДУ.

 

Совместная программа – это значит что 10% объема программы должна быть реализована посредством взаимного обмена преподавателей и студентов на определенное время с целью освоения содержания программы. Практика работы таких программ у нас есть. Сегодня мы работаем над поиском зарубежных партнеров для реализации совместных программ двусторонних дипломов. Человек, окончивший такую программу, получает диплом двух вузов. Для россиян наш диплом привлекателен в качестве европейского, что предполагает дополнительные возможности человека для самореализации.

 

Во время визита в Псков я встретилась с представителями посольства Латвии в РФ. Они высказали просьбу: не можем ли мы организовать в Пскове курсы обучения латышского языка. Спрос на латышский есть. У кого-то латышские корни, кто-то хочет приехать к нам учиться или работать. Такие курсы вполне возможны. Вот уже несколько лет одна преподавательница Даугавпилсского университета работает по договору о сотрудничестве в Mocкве – преподает латышский язык.

 

Благодаря нашим усилиям по написанию проектов, зарубежные партнеры не забывают Даугавпилсский университет. Если ранее программа Erasmus + предусматривала культурные обмены только в Европе, то сейчас появилась «нестандартная» возможность распространить ее и на другие страны мира: Россию, Беларусь, Грузию… Мало того, мы изыскали возможность наладить сотрудничество с такими далекими странами как Индия, Израиль, Филиппины, Лесото, Кения и т д. Конечно, такую инновацию должен одобрить ЕС. Предложенное сотрудничество со странами не входящими в ЕС, проходит специальный конкурс. Наше проектное предложение увенчалось успехом: прошлой зимой в Даугавпилс приезжали представители вуза из Кении, мы также побывали в этой стране. Преподаватели из Кении проводили у нас семинары по педагогике. Рассказывали, как у них работает система образования. ДУ также развивает сотрудничество с Филиппинами. Наши ученые проводили там исследования по биологии, колеоптерологии. Жили в палатках. Африка требует обязательных прививок, в ином случае такие поездки могут быть опасны для жизни. Но желание исследовать, видеть новое пересиливает страх. В свою очередь, кенийцы и филиппинцы испытывали восторг перед даугавпилсской зимой и снегом. Прилетели к нам в летней, легкой одежде, пришлось срочно переодевать их согласно сезону.

 

Что касается обучения, то все-таки наука в основном повсеместно идет в ногу со временем. На языке базисной науки мы общаемся на равных, никаких проблем не возникает. Научная терминология всем понятна. Разница только в условиях обучения. Так, в Африке занятия могут проходить в аудиториях, напоминающих наши фермы, когда ни окон, ни дверей. Все из-за жары, когда сквозняк приветствуется. Обучению спартанские условия не мешают. Занятия начинаются с молитвы, с общего пения. В некоторых африканских вузах техника, оборудование оставляют желать лучшего. Тем не менее студенты живут и радуются тому, что могут учиться и развиваться. Что же касается, к примеру, Ирана, где наши преподаватели тоже побывали, то тут технические возможности вузов на очень высоком уровне. Такого рода культурный обмен полезен и преподавателям и студентам, – расширяется кругозор. Одновременно, оцениваешь свой уровень, и порой понимаешь, что не так уж мы плохо мы тут живем, у наших студентов прекрасная инфраструктура, у нас работают высококвалифицированные специалисты.

 

Ирена Кокина: «Я бы хотела, чтобы у молодых и пожилых всегда было чему радоваться…»

 

– Ваше мнение о существующей в Латвии системе кредитования студентов. Почему студенческим кредитом пользуется лишь 0,5% от числа обучающихся студентов?

 

– Кредитование – долгосрочный обязывающий проект, и решиться на такие обязательства в юном возрасте рискованно. Кроме того, в нынешнее время прослеживается нестабильность относительно запроса на рынке труда. Жизнь сегодня такова, что многие студенты параллельно учебе подрабатывают. Это не очень правильно, особенно когда человек трудится полный рабочий день. Совмещение учебы и занятости на рабочем месте препятствует получению нужных знаний и профессиональных компетенций в перспективе. Кто-то из потенциальных студентов выбирает другой вариант – после окончания школы едет за границу, чтобы скопить деньги на учебу. Проходит время, человек взрослеет и уже более осознанно подходит к выбору будущей профессии. Конечно, дело и в условиях выдачи займов банками. На сегодня в правилах кредитования студентов вводятся изменения, возможно, в недалекой перспективе условия вероятно станут более дружественными, однако для этого потребуется предусмотреть в бюджете дополнительное финансирование. Насколько я знаю, за второе полугодие 2019 года поправки к закону должны быть оформлены и через правительство переданы в парламент, чтобы вступить в силу в 2020 году.

 

Что касается ДУ, то у нас ежегодно предлагается около 600 бюджетных мест по разным специальностям. Платных программ в университете мало, в основном это программы магистерского или докторского уровня, и то только тогда, когда заполнены выделенные бюджетные места. В ДУ также есть престижные программы, которые не финансируются государством, в таких случаях студент осознанно делает свой выбор, но, как правило, это происходит, когда человек уже стабильно работает, осознает свой бюджет, и способен оплачивать учебу, не нуждаясь в кредитовании. В некоторых случаях учебу высших уровней своих специалистов оплачивает предприятие.

 

Так, к примеру – в Даугавпилсе катастрофически не хватает молодых врачей, в том числе стоматологов. Дошло до того, что детская стоматология в ближайшей перспективе могла остаться без специалистов. Поддерживая сотрудничество с университетом им. П. Страдиня, где готовят стоматологов, ДУ выступил посредником в деле исправления ситуации. Идею подал руководитель даугавпилсской Стоматологической клиники, к разговору был приглашен мэр города. В итоге Даугавпилсу было выделено 4 места для обучения в престижном вузе им. П. Страдиня. Оплачивать учебу наших студентов согласилась Городская дума. Это немалые деньги – 12тысяч в год за каждого. Но поступившие подписали договор, что вернутся после окончания вуза в Даугавпилс. Конкурс на эту специальность огромный, поэтому огромная удача, что для наших студентов были выделены места по причине насущной необходимости.

 

– В предыдущие годы многие вузы жаловались на сокращение числа студентов. Как обстоят дела в этом году на примере ДУ?

 

– По разным причинам сокращается не только количество студентов, но и количество жителей страны вообще. 30-40 лет назад семья имела одного-двух детей, что в дальнейшем стало одним из факторов сокращения численности молодого населения в Латвии. Будучи региональным вузом, ДУ старается держать руку на пульсе в отношении реализации программ, которые должны работать на перспективу. Так, непрерывно развиваясь, и прогнозируя какие программы подготовки специалистов будут особо востребованы, мы удерживаем численность набора студентов. В этом учебном году количество принятых студентов было больше на 60 человек по сравнению с прошлым годом.

 

– Назовите самые популярные программы, предлагаемые ДУ. Не планируется ли сокращение программ? Латвийский университет намерен сократить свои программы на 30%.

 

– Сокращение программ в вузах – политика государства. В 2018 году было требование сократить программы; каждый вуз самостоятельно решал, с какой программой расстаться. В такой оптимизации имелось здравое зерно – ряд программ были схожие, дошло до того, что почти одинаковые программы реализовывались не только в разных вузах, но и в одном на разных факультетах! Сегодня в ДУ действуют 53 программы по 11 различным направлениям. От 17 программ мы отказались, но взамен были введены новые. В ряде случаев – из двух программ создавали одну, более современную и актуальную. Сейчас разработана и действует новая программа по безопасности. Можно сказать, мы заняли нишу Латвийской полицейской академии. Готовим полицейских, охранников, специалистов пенитенциарной службы. Часть преподавателей из полицейской академии перешли к нам. Из соответствующих учреждений приходят письма с просьбами увеличить количество обучаемых по этой программе. В короткие сроки она стала очень популярной – стране нужны образованные полицейские.

 

Из года в год наблюдается запрос на программу физиотерапии. Популярна и юридическая программа, IT, а также экономика инновационных решений, предлагаемая для тех, кто хочет совершенствоваться – сама жизнь требует этого.

 

– Как в ДУ обстоит дело с экспортом образовательных услуг, привлечением иностранных студентов?

 

– Согласно требованиям, в каждом вузе как минимум должно обучаться 3% зарубежных студентов. Совместные подписанные договора о сотрудничестве, которые уже удалось реализовать, приносят свои плоды. Зарубежные студенты обучаются в платном порядке, но это их не отпугивает, так как диплом ДУ котируется как европейский.

 

Порой преградой для поступления становится язык. Хотя в ДУ уже реализуются программы, которые мы предлагаем на английском языке. Что касается новых разрабатываемых программ, то мы подаем их на лицензирование и аккредитацию сразу на латышском и английском языке. Кроме того, 20% любой программы, которая реализуется сейчас на государственном языке, может преподаваться на иностранных языках. Зарубежная профессура в рамках программы Erasmus+ преподает у нас на английском. В свою очередь, и мы, выезжая в другую страну, общаемся и преподаем на английском. Для преподавателей старшего возраста это бывает непросто, а для молодых – не проблема. Нынешняя молодежь легко общается на английском.

 

Ирена Кокина: «Я бы хотела, чтобы у молодых и пожилых всегда было чему радоваться…»

 

– Ректор РТУ Леонид Рыбицкий высказал предложение сделать учебу в вузах бесплатной, так как, по его мнению, стране было бы выгодно инвестировать в студентов.

 

– В Эстонии такой подход уже практикуется. Но это не однозначно позитивная ситуация. Могут выиграть только крупные, наиболее престижные вузы. В итоге сужается спектр образования, предоставляемый частными, дублирующими вузами. Идею можно было бы перенять, но только в случае, если в вузах будет достигнута специализация. Во многих европейских странах всем молодым людям предоставляется возможность поступить в вуз, попробовать себя… Но при этом требования получения диплома не снижены, потому существует большой отсев, особенно на 1-2 курсе. Кроме того, заработанная оценка в школе по определенным дисциплинам не всегда отражает перспективное развитие способностей. А с тем, что умные образованные люди нужны – это потенциал любого государства, – с этим не поспоришь.

 

– Ваше отношение к дистанционному образованию.

 

– За ним – будущее. Хотя, по моему мнению, первое образование должно осваиваться очно, в контакте с «живым» преподавателем. В дальнейшем же предвижу, что часть программ будет осваиваться дистанционно. Особенно, когда есть необходимость пополнять свои знания, приобретать новую квалификацию. Если раньше диплом гарантировал трудоустройство на всю жизнь, то сейчас знания быстро устаревают, – чтобы не отстать, надо обучаться самостоятельно или на курсах повышения квалификации. ДУ отозвался на эту реальность – мы предлагаем повышение квалификации на дистанционных курсах. К примеру, сейчас актуальны курсы для учителей, работающих с контингентом учащихся с особыми потребностями. Сегодня таких детей интегрируют в общеобразовательную школу. Но не все учителя готовы работать одновременно со всеми учениками. В Эстонии из положения выходят так: в проведении урока участвуют два учителя. Сама наблюдала это в Тарту.

 

Предлагаем также дистанционные курсы по информационным технологиям, юриспруденции, психологии, межкультурным связям, и т. д. Практикуем такой опыт, как записи видео лекций наших и зарубежных преподавателей. Cейчас, посредством реализации проектов, мы можем принять на определенный срок ведущих преподавателей по различным дисциплинам.

 

– Благодаря привлечению к преподаванию зарубежных специалистов достигаются высокие позиции в международном рейтинге вузов. Однако встает вопрос знания латышского языка на высоком уровне. Отсрочку в два года могут получить только профессора с мировым именем?

 

– Требование привлечения зарубежных преподавателей – необходимость для прохождения вузом аккредитации. Мы включились в проект совершенствования преподавания, благодаря чему по каждому из пяти направлений: педагогика, языки, здоровье, биология, экономика можно пригласить по 4 видных профессоров с предоставлением достойной оплаты труда. Если наш профессор получает 1530 евро (брутто), то приглашенная профессура – 2000 евро (1/2 ставки). Наш преподаватель при этом свои часы не теряет, он присутствует на лекции приглашенного преподавателя, включается в образовательный процесс. Латышский необходим тем, кто работает у нас на постоянной основе.

 

– Согласны ли вы с мнением президента Латвии Эгила Левитса, что в управлении наукой и высшим образованием царит посредственность? (LETA). Масла в огонь подлила ситуация с выборами нового ректора ЛУ. Президент считает, что необходимо принять новый закон, который позволит преобразовать как ЛУ, так и другие вузы страны, «чтобы они могли вырваться вперед».


– Я думаю, это очень чувствительный вопрос, затронувший общество в целом, – и политиков, и представителей сферы высшего образования. Публичное обсуждение столь деликатного вопроса, как суверенность Университета – не добавляет престижа вузам, снижает авторитет их автономности. В данном случае, в вопрос утверждения ректора вмешивается политика, а это недопустимо. В европейском сообществе в отношении выдвижения руководителя вузов такое не практикуется. Решение принимает сам вуз соответственно законодательству. Странно было бы перейти на систему ставленников, как это бывало раньше.

 

В остальном же, сказанное президентом нужно поддерживать, – реформировать образовательную систему нужно, что в принципе и происходит, причем непрерывно. Мы работники образования порой уже устаем от ежегодных реформ, порой хочется стабильности. Утверждать, что вузы стагнируют, наверное, в целом нельзя. Развитие происходит, иначе мы бы не выдерживали аккредитацию программ и вузов, и эти международные аккредитации происходят систематически. Развитие вузов для каждой страны – вопрос приоритетный, особенно в ситуации, когда государство не может гордиться богатыми ресурсами. Нам часто приводят в пример вузы Эстонии, Тартский университет. Эти рейтинги в мировом масштабе… Но давайте сопоставим траты на образование: Эстония затрачивает на это 1,4% от ВВП, а Латвия – 0,44%. И такая ситуация длится не год и не два. Предоставьте, наконец, нормальное финансирование нашим вузам! В 2008 году у нас сняли 25%.финансирования. Обещали выровнять, вернуть, но потом все вошло в систему. Дальше оказалось, что мы сами должны зарабатывать. Но одно дело, огромные площади Латвийского университета, которые они намерены коммерционизировать, и другое – наши скромные возможности. Конечно, стараемся совершенствоваться.

 

– Если бы у вас была возможность совершить чудо...

 

– Надо любить свое дело и людей вокруг. Чудо для меня – это сам человек и его позиция в жизни. Чем более он позитивен, открыт новому и ориентирован на служение другим людям – тем счастливей общество в целом. Уважаю людей, которые с возрастом не потеряли заинтересованный взгляд на происходящее вокруг, когда не утрачено желание докопаться до истины. Чудо было бы, если бы в нашей стране появилось больше людей, способствующих ее развитию. Я бы хотела, чтобы у молодых и пожилых всегда было чему радоваться.

 

– Спасибо за интервью.