Василий Барановский: посвящение Аввакуму10

Писатель и публицист Василий Савич Барановский недавно отметился своей новой книгой о староверии, ее рождение пришлось на конец июня 2019 года.

Имя этого замечательного автора хорошо известно и в Латвии, и в Литве, где он прожил немалую часть своей непростой жизни. В газете «СейЧас» писателю в свое время посвящались публикации: «Хранитель русского слова» (2015), «Василий Барановский о войне и мире», «Родное слово В. Барановского» (2016), его имя неоднократно упоминалось и в других статьях о староверах. Уроженец Илукстского уезда (ныне Юдовка в черте Даугавпилса) Василий Барановский несколько последних лет проживает в Резекне. 13 апреля ему исполнилось 86.

 

Новая книга Барановского – сборник «Отчие заветы – духовное наследство» – посвящение протопопу-священномученику Аввакуму (1620-1682), одному из ярчайших противников церковной реформы патриарха Никона и царя Алексея Михайловича. Пламенеющая обложка издания – символизирует самопожертвенность Аввакума и его человеческую стойкость.

 

Кончина Аввакума, не пожелавшего склониться перед теми, кого он считал врагами веры истинной, была ужасной – он был сожжен на костре в заполярном Пустозерске. Протопоп Аввакум, со дня рождения которого в следующем году исполнится 400 лет, воспринимается величайшим защитником старой веры.

 

Василий Барановский: посвящение Аввакуму

 

«Отчие заветы – духовное наследство» – 14-я по счету книга, вышедшая из-под пера Барановского. В телефонном разговоре писатель сделал акцент на том, что в книге впервые опубликованы его стихи – поэтическое произведение «Печальница всея Руси» воспевает образ жены протопопа Аввакума Настасьи Марковны. По мнению автора, личность этой неординарной женщины, недосягаемо-прекрасной жены и матери, достойна находиться в одном ряду с лучшими женскими образами нашей древней письменности.

 

«Я не считаю себя поэтом, но о жене Аввакума нельзя говорить прозой. В том, что Аввакум проявил такую стойкость, есть большая ее заслуга. Именно она воодушевляла в горестные минуты своего страдальца мужа на подвиги во имя староверия русского народа. И детей воспитывала в духе учения отцов. Вместе с мужем она ступила на передовую линию борьбы. Что касается поэтических качеств “Печальницы…”, могу отметить только то, что произведение написано складно с точки зрения стихотворной техники. Об остальных же нюансах пусть судит более осведомленный в стихосложении читатель».

 

Василий Барановский: посвящение Аввакуму

 

«В тот самый требуемый миг»

 

Из «Печальницы…» следует, что Настасья вышла замуж за 17-летнего Аввакума в 14 лет. «Сошлись велением сердец…», по любви. При этом оба были совсем не богаты. Богатство – вера: «чтить Бога – главное на свете». В 20 лет Аввакум становится диаконом и принимает обет посвятить свою жизнь Христу. В 22 года его рукополагают в священники. Однако пылкие проповеди молодого правдолюбца, его завидное красноречие навлекают гнев сельского начальства, которому нет дела до заступничества за сирых и убогих. Аввакума прогоняют из села Лопатищи. Защиту искал в Москве. Жена во всякую тяжкую минуту была рядом.

 

Она оказывалась рядом,

Когда супруг, казалось, сник,

Делилась словом, вздохом, взглядом

В тот самый требуемый миг.

 

Столичное духовенство благоволило Аввакуму, и он, заручившись охранной грамотой, возвращается, и… опять нарывается на неприятности.

 

За правдой одна дорога – в Москву. Его определяют протопопом к собору Юрьевца. Но гонения преследуют и тут. На этот раз им недовольно местное духовенство. Опять Москва, куда Аввакум во спасение перевозит свою семью. В столице он, как и «могучий Никон, тогда еще митрополит», вошел в кружок «боголюбцев» при Благовещенском соборе Московского Кремля, но впоследствии не смог безропотно принять навязываемые перемены и вступил на тропу войны. Когда в 1653 году патриарх Никон разослал по храмам указ о введении новых обрядов, Аввакум написал челобитную в защиту древнего церковного благочестия и подал ее царю. Писание попало к патриарху… Впереди ждали новые, непомерные испытания…

 

Настасья переживет своего мужа «на 28 вдовьих лет».

 

Ученик простил учителя

 

В числе других повествований, вошедших в книгу, – исторический очерк «Прощение старца Григория». И тут главное действующее лицо – протопоп Иван Неронов.

 

«Иван Неронов был учителем Аввакума. Но он избежал участи своего ученика, сожженного заживо. Однако и на долю Неронова выпало много испытаний. Протопоп Иван Неронов также выступал против беспорядочной, непродуманной правки старых книг, замены двуперстия в крестном знамении и прочих “новин”, – рассказывает Василий Барановский. – При этом никогда не призывал к расправам со сторонниками патриарха Никона. Во всяком случае – теми способами, которые использовали церковные «реформаторы» при поддержке царского чиновничества. Староверцы вообще не подвергли публичной казни ни одного никонианина. Неронова отличала твердость в словесных прениях, однако все его проповеди о святой вере звучали миролюбиво. В очерке я привожу выдержку из Н. Субботина. (Материалы…с.50 и Аввакум,16):

 

4 августа 1653 года Иван был арестован и заключен в Ново-Спасский монастырь. Спустя несколько дней перешагнувший свое 60-летие, изнуренный долгими постами, молитвенным бдениями старик был нещадно избит на Патриаршем дворе, затем митрополит Крутицкий Сильвестр наложил на него запрещение служить священником. Более тяжкого и худшего наказания для истинного самоотверженного воителя за высоты Русского Православия придумать было невозможно.

 

В августе 1653 года его сослали в Спасо-Каменный Вологодский монастырь на Кубенском озере “под крепкое начало с содержанием в черных службах”. И когда опутанного цепями от шеи до колен страдальца везли через Москву по Клязьме, толпы народа провожали пастыря, все плакали. Арест и ссылка Неронова возмутили его друзей, они отправили челобитную царю. Однако жалоба была передана патриарху Никону, с которым царь, казалось, состоит в нерушимой дружбе».

 

В это время Аввакум заключен в Московском Андрониковом монастыре. 10 августа 1655 года протопоп Неронов совершает побег в Соловецкий монастырь, где его встречают с радостью, а затем добирается до Москвы. Скрывается и принимает монашество под именем старца Григория.

 

«В разгар подготовки к собору, 14 марта 1666 года, старец Григорий был доставлен из Вологодского края в подмосковный Иосифо-Волоколамский монастырь на соборный суд. С него требуют покаяния, и он раскаивается, сдается патриаршей церкви. Принимает сан архимандрита Переяславль-Залесского монастыря. Свой поступок объяснял страхом перед тем, что неукротимым противлением линии царя он, как ему казалось, способствует церковному расколу, что это грозит разлучением с матерью-церковью. О боязни такого поворота на исходе жизни, старец Григорий известил Аввакума, который до конца своих дней оставался мужественным воителем за старую веру, и в апреле 1682 года, испытав невыразимые страдания, принял смерть. Тем не менее историки не противопоставляют Аввакума Григорию Неронову, – отмечает Василий Барановский, – признавая большие заслуги старца перед Русской Церковью».

 

«Неронов был старше Аввакума на 30 лет. Аввакум пользовался покровительством Неронова, был его духовным сыном. Оба – выходцы из Заволжья. Архимандритом старец Григорий пробыл всего год. Вполне вероятно, что это время он провел в мучительных раздумьях и покаянных молитвах. Известно, что Аввакум болезненно переживал шаг, совершенный Нероновым, возможно, он воспринимал это малодушием. Однако начертанные Аввакумом строки: “Не могут мои уши слышать о нем хульных глаголов (слов) ни от ангела”, призывают допустить вывод, что ученик простил своего учителя».

 

По мнению В. С. Барановского, «личность Неронова предстается важной, исходя из следующих трех обстоятельств». Во-первых, он входил в состав Кремлевского кружка «боголюбцев», членом которого являлся сам царь Алексей Михайлович; во-вторых, боролся за восстановление полноты богослужений, разрушенной в годы татаро-монгольского нашествия; в- третьих, в XVII веке в Русской церкви существовало многогласие, когда одновременно пели, читали и говорили. Не было строя при совершении богослужения. Единогласие было введено при содействии Неронова.

 

Одним из источников написания книги «Отчие заветы – духовное наследие» послужило автобиографичное «Житие протопопа Аввакума». С течением времени написанное Аввакумом «Житие…» стало настолько значимым произведением, что протопопа даже называли «родоначальником русской литературы». В селе Григорово (Нижегородская область) Аввакуму установлен памятник – воитель за старую веру изображен с поднятыми над главой двумя перстами. Фотография памятника венчает обложку уникальной в своем роде книги, которая скоро должна поступить в ЛЦБ, о содержании которой разговор еще не окончен.

 

(Продолжение следует)