«Эта война закончилась для нас в 1990-м»19

«Эта война закончилась для нас в 1990-м»
Как сообщает press.lv"Неаткарига" взяла интервью у кандидата в президенты Латвии Эгила Левитса. Естественно, читателей заинтересовала часть, посвященная русским.

– Что вы как президент сказали бы людям, которые 9 мая собираются у Памятника Победы?

 

– Для меня, как и для большинства граждан Латвии, 9 Мая – это День Европы. Поэтому поздравил бы их с Днем Европы и напомнил, что они граждане Латвии и Евросоюза, то есть принадлежат к самому успешному объединению стран в мировой истории. И добавил бы, что солидаризуясь с другими странами, окончание Второй мировой войны мы отмечаем 8 мая, скорбя в этот день о всех погибших в ней. И сознавая, что конкретно для нас, для Латвии, эта война фактически закончилась только в 1990-91 гг.

 

– Но  по крайней мере часть латвийских русских  не чувствует ли национальную отчужденность от латвийского государства?

 

– Я придерживаюсь принципа так называемой открытой латышскости. Каждый желающий приглашается присоединиться к нашему обществу и внести свой вклад в улучшение государства. Государственным языком Латвии был и остается латышский. Латышская национальная идентичность обуславливает идентичность латвийского государства, и, как гласит 4 пункт Европейского договора, ЕС уважает национальную идентичность своих членов.

 

Конечно, на идентичность Латвии и латышской нации в течение столетий влияли также культурные особенности меньшинств. И балтийских немцев, и шведов, и русских. В современной демократической Латвии каждый может сделать свободный выбор, в какой мере включиться в нашу общую латвийскую идентичность и в какой мере сохранить свою идентичность как представителя нацменьшинства. К тому же, в отличие от большинства западноевропейских стран, наше государство поддерживает культуру национальных меньшинств.

 

Недавний закон о переходе всех школ на обучение на латышский язык – это самый существенный шаг, призванный усилить сплоченность латвийского народа. И очень многие представители русских и других меньшинств эту долгожданную политику только приветствуют.

 

– Однако и сегодня, спустя три десятилетия после восстановления независимости, нельзя говорить о единой исторической памяти, что [негативно] влияет на чувство принадлежности. Что делать?

 

– Есть два пути: история и информационное пространство. Интерпретации могут быть разными, но историческая память должна основываться на фактах. К столетию Латвии историки и СМИ проделали отличную работу, чтобы люди узнали и поняли, как мы боролись за свое государство. Недавно вышел сборник эссе "Власть в Латвии", рассказывающий о периоде от Курляндского герцогства до независимого государства. Я имел честь быть в составе экспертной комиссии. В ходе работы над сборником очень ярко высветилось, как много еще неизученных страниц осталось в истории Латвии, как мало мы вписали себя в контекст европейской истории.

 

Чем глубже мы осознаем себя, свой народ в историческом ключе, тем увереннее и ответственнее мы проложим путь в будущее. Если меня изберут, история и информационное пространство войдут в число моих первоочередных забот.

 

...Нужно намного серьезнее защищать свое информационное пространство от российской дезинформации. Нужно принять во внимание, что пропаганда и дезинформация – это не журналистика.