Правление ЗаПЧЕЛ ввело цензуру4

Правление ЗаПЧЕЛ ввело цензуру
На последнем чрезвычайном открытом заседании правления ЗаПЧЕЛ принято решение о введении моратория для членов партии  на публичное высказывание мнения о причинах провала партии на парламентских выборах и ее дальнейшей судьбе. Таким образом, в ЗаПЧЕЛ введена своего рода цензура.

Мораторий будет действовать до ближайшего партийного съезда, который по решению правления должен состояться не позже апреля 2011 года. Для обсуждения механизмов модернизации партии и ревизии идеологии создана специальная внутрипартийная группа, которую решением правления ЗаПЧЕЛ возглавил бывший депутат 9-го Сейма Мирослав Митрофанов. Также в Интернете создан специальный форум, где члены партии из отдаленных уголков Латвии могут вносить свои предложения, дискутировать. Модератором этого форума стал Александр Кузьмин, в прошлом депутат Рижской думы.

 

Хочется отметить, что в 2006-2007 гг. – в период после провала ЗаПЧЕЛ на предыдущих выборах в 9-й Сейм – партией уже были опробованы подобные методы анализа причин своих неудач. Тогда, в ноябре 2006 года, на расширенном заседании думы партии благодаря инициативе депутата Сейма Николая Кабанова и депутата Рижской думы Геннадия Котова была создана Аналитическая группа, которую возглавил последний. На протяжении работы группы (до мая 2007 года, когда прошел партийный съезд), ее члены (в том числе председатель), занимавшие несогласную с партийным руководством линию не были услышаны. Итоговый документ Аналитической группы (который еще тогда, при сохранении застойных тенденций, предрек провал выборов 2009 и 2010 года) не был зачитан на съезде, а Геннадий Котов в протест против стагнации партии приостановил свое членство в ЗаПЧЕЛ...

 

Сегодняшняя, хоть и весьма запоздалая, попытка руководства ЗаПЧЕЛ проанализировать свои действия оставляла надежду на "рассасывание" застойной политической гематомы внутри партии. Но введенный мораторий вызывает опасения: отдает ли себе руководство ЗаПЧЕЛ отчет в том, насколько справедливо просить молчать тех, кто предупреждал о беде? Может ли обанкротившийся выборный руководитель, некогда убедивший тебя публично молчать о его ошибках, и сейчас требовать от тебя этого молчания? Насколько это нравственно?