Новый глава ЛРЗ увольняет «провинившихся»32

Новый глава ЛРЗ увольняет «провинившихся»
Вокруг Локомотиво-ремонтного завода сложилась крайне неприятная и неоднозначная ситуация. Ни администрация завода, ни Госагентство занятости не сообщают о массовых сокращениях на ЛРЗ, однако звонящие в редакцию люди настойчиво просят: «Напишите правду об ЛРЗ! Там же пустые цеха стоят».

Один из уже бывших работников ЛРЗ рассказал, что рабочих с завода практически ежедневно вызывают на разговор к начальству. Начальники цехов и участков начинают «обрабатывать» людей с глазу на глаз. Мол, уходи по собственному. Не хочешь? Тогда повесим на тебя брак, уволим за несоответствие, и еще должен останешься. Люди, которые проработали на заводе по 40 лет, в итоге ушли с пособием по увольнению в размере всего одной зарплаты, хотя им полагалось четыре. Люди не знают своих прав, боятся, соглашаются на всё.

Увольняют тихо и экономно


Между тем Трудовой закон указывает, что работник при увольнении может рассчитывать на пособие по увольнению в размере четырех средних зарплат, если отработал у одного работодателя больше 20 лет (3 зарплат, если стаж составляет от 10 до 20 лет; 2 зарплат, если стаж от 5 до 10 лет; 1 зарплаты, если стаж меньше пяти лет) и:


• увольняется по собственному желанию по некой важной причине. Такой причиной считается любое обстоятельство, которое, основываясь на соображениях морали и справедливости, не позволяет продолжать трудовые отношения;
• у работника недостаточно профнавыков для выполнения рабочих обязанностей;
• работник не может выполнять свои рабочие обязанности по причине недомогания и подтверждает это справкой от врача;
• на работе восстанавливается другой работник, который выполнял указанную работу прежде;
• снижается количество сотрудников (сокращение);
• ликвидируется работодатель;
• работник длительное время (больше шести месяцев) находится на больничном.


Самым правильным шагом со стороны руководства ЛРЗ, очевидно, было бы объявить о сокращении, поставив об этом в известность Госагентство занятости и общественность, а также выплатив всем бывшим сотрудникам полагающиеся по закону компенсации в связи с увольнением.
Но это, видимо, затратно и резонансно. Так что здесь, судя по всему, предпочитают делать все тихо и экономно. По словам одного из уволенных сотрудников, в качестве дополнительного аргумента используется следующий: если работа на заводе вдруг появится, то обратно примут тех, кто уходил безропотно, не требовал компенсаций.


Но пока, конечно, обратно никого не зовут. Продолжают увольнять оставшихся. Правда, в последние две недели выплачивают нормальные компенсации по увольнению. Одному ветерану даже четыре оклада дали, как полагается. Говорят, происходящим на ЛРЗ заинтересовалась Трудовая инспекция, вот и стали соблюдать закон.

Признают, что был брак


Как говорят те, кто работал на заводе еще неделю-две назад, цеха пустуют. Что касается полученного от поляков заказа на ремонт дизельных двигателей, о котором публично рассказал председатель правления ЛРЗ Айвар Кескюла, то таковых всего 6, а прежде завод мог в месяц ремонтировать по 11–12 таких дизелей. Так что объем пока мизерный.


Что касается брака, который руководство завода якобы грозится повесить на работников, то он и правда присутствовал. Наши собеседники признаются, что до недавнего времени ЛРЗ мог выдавать от 15% до 30% брака. Объясняют это просто: «Ну а что за контингент там работал! Разве ж хороший сварщик будет работать за "минималку", если на том же East Metal хорошие сварщики получают около 1000 евро. Работали те, кому некуда было деваться. И качество работы было соответствующее».


По словам звонивших нам людей, увольнению подвергаются все: и простые работяги, и мастера во всех цехах. Сами работники утверждают, что уволили уже человек 300, не меньше.


Интересно, но, как нам сообщили в местном филиале Государственного агентства занятости, с декабря прошлого года и по 9 марта нынешнего на биржу встали всего 7 бывших сотрудников ЛРЗ и еще 28 сотрудников дочерних предприятий завода. То есть всего 35 человек! Странно, что так мало, ведь в интересах уволенных зарегистрироваться как безработным и получать пособие… Правда, некоторые ушли с завода сразу на пенсию, так что в статистику биржи труда не попали.


Мы попытались узнать у руководства завода, как обстоят дела на самом деле: сколько человек уволили и еще планируют уволить. Член правления ЛРЗ, финансовый директор предприятия Наталья Петрова ответила на вопросы корреспондента «СейЧас»… поздравлением с 8 Марта. Нынешний председатель правления Айвар Кескюла оказался более разговорчивым. Комментируя рассказы наших читателей о некрасивых, мягко говоря, увольнениях с завода, он указал: «Знаете, в тюрьмах ведь тоже у нас сидят все невиновные. Правильно?» – добавив, что ушли с завода те, кто сам провинился. Теперь, мол, звонят в газету и жалуются, хотя сами виноваты.


На вопросы журналиста о том, сколько же всего таких провинившихся на ЛРЗ и сколько работников сегодня реально необходимо заводу, председатель правления ответил: «Я уже прежде говорил публично, что нам придется пройти процесс оптимизации, и с теми, кто не умеет, не хочет и не желает работать, нам придется расстаться. Потому что мир меняется. Вот и все мои комментарии».

Люди хотят справедливости


Надо сказать, что люди, с которыми общалась корреспондент «СейЧас», не производили впечатления немощных работников. Некоторые из них – люди с высшим образованием, работали мастерами. Они не жаловались, что их уволили без причины. Понимают, что у завода нет заказов, так что и в работниках предприятие не нуждается. Просто выступают за справедливость. Если увольняете, так скажите об этом открыто. Если сокращаете, то выплачивайте предусмотренные законом компенсации. Ничего сверх того, что оговорено в нормативных актах и что предполагают понятия элементарной вежливости и справедливости, эти люди не просят. Едва ли ведь справедливо, что человек, отработавший на заводе 38 лет, получил 200 евро в качестве компенсации, неприятный осадок на душе и отправился восвояси. Притом что зарплаты членов правления измеряются тысячами евро.


Говоря о перспективах занятости тех, кто остался на заводе, Айвар Кескюла указывает: «У нас есть производство, и каждый человек должен внести свою лепту, чтобы получить зарплату. Если этого нет, то мы не добродетели. Мы делаем бизнес, а не выполняем городскую социальную программу. Мы не будем держать людей просто, чтобы они были. Это не в моих целях и не в целях акционеров».