Торф преткновения: как Латвия оказалась в плену зеленой повестки


Зеленая повестка в ЕС тихо прикрывается. Энергокризис заставил ведущие страны сдать назад, признав незаменимость ископаемых источников топлива. 

И только Латвия, словно приклеившийся к асфальту климатический сектант, не желает менять свои лозунги. Она по-прежнему намерена поэтапно ликвидировать торфяную отрасль, которая могла бы стать нашим спасением и исправно приносить казне сотни миллионов.

 

 

Прошлым летом Кабмин Кариньша поддержал поэтапный отказ от энергетического торфа уже с 2030 года. «Что бы ни происходило в Украине и России, что бы ни приключилось с ценами на нефть, газ и дрова, климатическая нейтральность - превыше всего. ... Жители Латвии могут замёрзнуть этой зимой, но использовать торф для отопления по-прежнему запрещено», - с раздражением писала Neatkarīgā.

 

Ей вторила Diena: «Министерство охраны окружающей среды и регионального развития и правительство в полном составе голосуют за запрет сжигания энергетического торфа в то время, когда всем очевидны серьёзные риски энергетического кризиса». Издание констатировало, что в Эстонии и Финляндии при этом торф продолжают использовать, смешивая его с древесной щепой и снижая стоимость производства энергии.

 

С тех пор прошел год. И что же мы видим? Ведущие страны Европы сегодня спокойно плюют на святое — зеленую повестку ЕС, думая лишь о том, чтобы их промышленность и общество могли получить электро- и теплоэнергию максимально дешевым образом.

 

Даже Германия, где партия «Зеленые» прорвалась в коалицию и успела натворить дел, закрыв АЭС, не особо афишируя, сдает назад. Немецкий энергетический гигант RWE срочно демонтирует ветряные электростанции, чтобы освободить место для расширения крупнейшего в стране угольного карьера – Гарцвайлера. Нонсенс: повернутая на экологии Германия возвращает бурый уголь! Эта новость была немыслимой еще несколько лет назад.

 

Франция прямо сейчас внаглую заключила с Катаром договор на поставки сжиженного природного газа сроком на 27 лет. Срок договора начинается в 2026 году, значит, на газе Франция намерена сидеть до 2053 года. Ой! Как же так? Ведь Еврокомиссия приказала всему ЕС стать к 2050 году климатически нейтральным.

 

Были приняты «Зеленый пакт» и «Водородная стратегия», обязующие не использовать к 2050 году ни крошки угля, ни капли нефти, ни молекулы метана. Нет ископаемому топливу! Всю энергию дадут солнце, ветер, вода и водород (получаемый с помощью солнца, ветра и воды). Выходит, Франция на эти священные тексты наплевала?

 

И Англия туда же. Ее правительство объявило, что пересмотрело ряд обязательств по зеленому переходу, и вернется к разработкам в Северном море, наращивая добычу нефти и газа.

 

Не собирается отказываться от угля Польша, потому что его там полным-полно. Всеми руками и ногами держится за свою сланцевую энергетику Эстония (а уж как ее все клеймили). Каждая страна хочет использовать по максимуму собственные резервы, потому что это выгодно. И только Латвия с ослиным упрямством продолжает идти зеленым путем в идеальное будущее. То есть — в никуда...

 

При том, что природа одарила нашу страну по-царски. Ни одна другая страна в Европе не может похвастать такими залежами торфа. Только уже разведанные наши запасы оцениваются в полтора миллиарда тонн и стоят 4 миллиарда (!) евро. По подсчётам специалистов, этого бы нам хватило, при грамотном использовании, лет на триста.

 

Своим ископаемым топливом мы прекрасно могли бы обеспечить себя. Еще Шкеле предлагал строить тепловую электростанцию на торфе, а известный латвийский специалист по торфу Ансис Шноре полагает, что Латвия может за счёт энергетического торфа получить эквивалент Плявиньской гидроэлектростанции.

 

Последние пять лет наше государство является крупнейшим экспортером торфа в мире, который продается в добрую сотню стран. Торфяная отрасль дает работу более 5 000 человек, причем в регионе, где с работой очень туго — Латгалии. При расширении добычы эту цифру можно было бы увеличить многократно.

 

Государству торфяная отрасль выгодна: ему принадлежит большая часть торфяных болот, которые сдаются разработчикам в аренду. То есть деньги в госказну идут как напрямую (плата за аренду), так и опосредованно (налоги). В целом отрасль дает в год 200 миллионов прибыли.

 

А ведь разработки ведутся далеко не в полную силу. Мы не используем торф для обогрева — мы производим из него удобрения, очень ценимые садоводами и фермерами. Чтобы добывать энергетический торф, надо копать глубже. Это реально, и в это охотно вложились бы инвесторы: при нынешнем энергокризисе дорога любая альтернатива. К тому же из торфа можно получать и синтетическое топливо по реакции Фишера-Тропша, и гидролизат, который является отличной питательной средой для кормовых дрожжей, а эти дрожжи, в свою очередь — прекрасной кормовой добавкой для скота и птицы (что при нынешней дороговизне и нехватке кормов было бы весьма актуально) и много что еще…

 

Но правительство в упор не желает видеть грандиозные перспективы отрасли. Оно уже взяло под козырек и пообещало ЕС до 2030 года свернуть торфодобычу. В таких случаях говорят: ничему жизнь не учит. Именно так Латвия уже загубила сахарную отрасль, закрыв заводы. И теперь наши фермеры работают на литовского дядю (Литва закрывать не стала), выращивая сахарную свеклу. Хотя лучшие заказы литовцы отдают, конечно, своим.

 

И вот теперь наши власти закрывают следующую отрасль — торфяную. Лишь потому что ЕС пообещал за это дать Латвии компенсацию — 185 миллионов евро. Видимо, правительство эти деньги уже мысленно поделило...