Зачем Ринкевич хочет расширить список лиц с обязательным доступом к гостайне

Зачем Ринкевич хочет расширить список лиц с обязательным доступом к гостайне

Президент Эдгар Ринкевич сообщил, что вскоре после государственных праздников он предложит внести изменения в законы, регулирующие доступ к государственной тайне. По его мнению, список лиц, для которых доступ к гостайне станет обязательным, должен быть существенно расширен.

Согласно действующему латвийскому законодательству, получить допуск к государственной тайне должны не только работники структур госбезопасности определенного ранга, но и премьер-министр, некоторые министры, а также депутаты Сейма, чья должность в комиссиях связана с вопросами, относящимися к государственной тайне.

 

Однако президент Ринкевич считает, что этого недостаточно. Он полон решимости расширить этот список и предложил распространить его на руководителей самоуправлений, их заместителей, а также исполнительных директоров.

 

Как ожидается, соответствующие поправки будут разработаны и рассмотрены на заседании Сейма вскоре после 18 ноября.

 

 

Эту законодательную инициативу сам президент мотивировал геополитической ситуацией, а также планированием национальной и гражданской обороны. Он уверен, что такое решение улучшит сотрудничество местных властей со структурами Минобороны и МВД.

 

С одной стороны, с этим сложно не согласиться. С другой — на фоне одобренных недавно Комиссией Сейма по госуправлению поправок о лояльности, предполагающих, что нелояльных государству госслужащих можно будет увольнять, это наводит на определенные мысли.

 

Ведь как первое условие (обязательный доступ к гостайне), так и второе (лояльность госслужащего) существенно расширит возможности государства по контролю и оказанию влияния на распределение власти.

 

По сути, в руках правящей коалиции окажется сразу два весьма действенных инструмента, с помощью которых оно сможет оказывать влияние на любого, кто занят в госуправлении. И при желании — легко устранять любого неудобного ей политика с латвийского политического поля.

 

К примеру, съездил мэр какого-то города на международную конференцию или бизнес-форум, пообщался там не с теми, с кем нужно, – и получил либо отказ в получении доступа к гостайне, либо обвинение в нелояльности, со всеми отсюда вытекающими. Нелоялен – свободен. Нет доступа в гостайне – слезай с кресла. И все это на законном основании.

 

Причем это будет распространяться на весь ближайший круг опального госслужащего – на всю его команду из замов и директоров. А значит, все они должны будут учитывать в каждом своем шаге и каждом слове, что любое выступление против «генеральной линии партии» может быть расценено как «мятеж» и выйти боком. Их просто отстранят от занимаемых должностей.

 

Есть и еще пара настораживающих моментов. Первый – юридического определения термина «лояльность» в нашем законодательстве нет, а значит трактовать и применять это размытое понятие можно макисмально широко, что развязывает нашей бюрократии руки.

 

Второе – Служба государственной безопасности и Бюро по защите Сатверсме, проверяющие кандидатов на допуск к гостайне, не должны даже объяснять, на каком основании они отказали в доступе тому или иному чиновнику. Это закрытая информация. Как было в случае с экс-министром культуры Байбой Брокой или с экс-главой Госканцелярии Элитой Дреймане. При этом отсутствие специального допуска является достаточным основанием для отказа в приеме на работу, связанную с использованием или защитой государственной тайны, которую Ринкевич хочет сделать обязательной для руководства муниципалитетов.