Введем в Латвии шариат и будем рубить драчунам руки: новаторское предложение политолога Раевского

Поскольку в Латвии уже живет достаточно приезжих из Азии и Ближнего Востока, политолог Филипп Раевский предлагает установить двойную правовую систему.

Мигрантов, по его мнению, надо в Латвии судить не по нашим законам, а по шариату. И ссылается в качестве примера на ОАЭ, где автоугонщиков зашивают в мешок и кидают в море.

 

В программе ТВ 24 Kur tas suns aprakts? обсудили, что делать с мигрантами из Азии и Ближнего Востока, которых в Латвии становится все больше. Свое революционное — не побоимся этого слова! — мнение высказал политолог Филипп Раевский.

 

По его мнению, мигранты — это люди, которые приехали в Латвию из «родоплеменного строя». Западные страны на протяжении ряда лет пытались привнести в их общества цивилизацию, однако каждый раз попытка построить там демократию заканчивалась кровью и позорным уходом, после чего местные опять возвращались к привычным племенным отношениям.

 

 

«Сейчас к нам через границу приезжают люди, имеющие совершенно другую культурную основу, совершенно другое видение мироустройства и понимание того, что такое цивилизованное общество, — констатировал Раевский. — А мы пытаемся подстроить под них наши стандарты. Я думаю, что если вы хотите ввозить таких людей в Латвию, то надо менять законы».

 

И далее прозвучало совсем неожиданное. Поскольку «цивилизованную систему» мигранты не понимают, надо ввести специально для них параллельное право — шариатское. И по нему их в Латвии судить.

 

 

«Меня здесь сейчас многие осудят, и все же хочу сказать – почему не может быть двойной правовой системы? Примените к этим людям шариат. Если ты такой человек, что даешь кому-то по лицу, то тебе отрезают руку. Или, как в Объединенных Арабских Эмиратах, куда все любят путешествовать – какое там наказание за угон автомобиля? Наказание очень гуманное — тебя сажают в мешок и бросают в море. И никто не угоняет машины, никто не смеет произносить ругательства в адрес полицейских, никто не показывает неприличных жестов».

 

Хоть Раевский временами усмехается, одновременно он с каждым словом и распаляется, да так, что очевидно: свою идею он считает вполне рабочей.

 

«Возможно, я преувеличиваю, — подстелил себе заранее соломку политиолог, — но я хочу сказать, если вы хотите впустить этих людей, вам придется создать двойную систему, понятную им, потому что они пришли в демократию и к судебной власти от родоплеменного строя».