Наши годы как птицы летят: в июле поэту Евгению Голубеву исполняется 70 лет2

Наши годы как птицы летят: в июле поэту Евгению Голубеву исполняется 70 лет

«В лесу со мною птицы говорят, скрипят приветно вековые сосны, рубины на брусничнике горят, и луч искрится в паутине росной…» Автору этих поэтических строк, Евгению Голубеву, 14 июля исполнится 70 лет, прожитых в труде, встречах и расставаниях, в печали и радости.

Накануне славного юбилея grani.lv взяли интервью у даугавпилсского поэта. Но сначала биографическая справка:

 

Евгений Георгиевич Голубев родился в Риге 14 июля 1950 года. В Даугавпилс переехал вместе с родителями в 1967-м.

 

Состоит в СП России и Международной ассоциации писателей, почетный член Дивеевского Литературного союза, руководитель ассоциации творческой интеллигенции Даугавпилса DINA-ART, историк-краевед, поэт, автор 5 поэтических книг «Солнце в стогах» (2000), «Пульс памяти» (2002),»Осенние створы» (2004), «Веретена серебряная нить» (2012), «Следов пленительная грусть» (2015) и семи книг для детей младшего и среднего возраста, пронизанных огромной любовью к подрастающему поколению, («Стрекоза» (2006), «Золотое лукошко» (2008), «Муравей пришел в кино» (2010), «Мур и Мяу» (2015), «Одуванчики» (2016), «Крылатые друзья» (2017), «Самые…самые» (2018).

 

Наши годы как птицы летят: в июле поэту Евгению Голубеву исполняется 70 лет

 

Е. Голубев являлся редактором и составителем литературной страницы газеты «Динбург» (2005-2013), а также ряда поэтических сборников других авторов, публиковался в СМИ России, Беларуси, Латвии, Болгарии, Польши. Некоторые его произведения переведены на белорусский, немецкий, болгарский, польский, латышский и латгальский языки. Подборки стихов Голубева включены в разные поэтические сборники. В том числе в антологии «Русская поэзия Латвии» (2014), «Русская поэзия Латгалии» (2010), в антологию современной славянской поэзии «Словоприношение» (Болгария 2017).

 

Проза и стихи Голубева печатались также в журналах «Даугава», «Балтика», «Латгале», «Встреча», «Настоящее время», «Русло», «Корни», Крещатик», в «Литературной газете» и во многих других литературных изданиях.

 

Голубев – редактор, составитель и участник сборника песен для детей на слова и музыку даугавпилсских авторов «ДО МИ СОЛЬ» (2015).

 

С 2007 по 2017 год в журнале «Капитал регион» публиковались его историографические исследования о крупнейших дворянских родах Латгалии: Зибергах, Плятерах, Зибергах-Плятерах, Энгельгардтах, Остен-Сакенах, Тизенгаузенах, Фелькерзамах, Фитингоффах-Шель, Борхах, Корфах, Ливенах, Медемах, Засс, Клопманах, Ратчах, Ганах и других.

 

К настоящему моменту Голубев является автором 12 поэтических сборников. Евгений Георгиевич – участник VII международного фестиваля поэзии «Славянские объятия» в Болгарии (2013), международного поэтического фестиваля «Связующее слово» в Праге (2016), II международного поэтического фестиваля «Духовность без границ» в Пловдиве (Болгария, 2016).

 

Неоднократно номинировался на Национальную литературную премию «Поэт года», «Наследие». Награжден памятной медалью «А. С. Грибоедов 1795-1829».

 

Политика перевернула планы

 

Первыми читателями 4-го сборника его стихов «Веретена серебряная нить» (2013) стали лучшие поэты и писатели славянского культурного пространства: книга появилась на свет в преддверии VII международного поэтического фестиваля «Славянские объятия», который проходил в Болгарии и где Евгений представлял русскую поэзию Латвии. Стихи затем вошли в антологию славянской поэзии.

 

Влияние на становление Е. Голубева как поэта оказали даугавпилсский поэт, ответственный секретарь газеты «Красное Знамя» Алексей Сергеевич Соловьев, поэтесса Фаина Петровна Осина, участники литературного объединения белорусского города Барановичи, где он проходил службу, а затем и авторы литературного кружка города Даугавпилса, где Голубев приобщился к смыслу и значимости поэтического слова.

 

В советском Даугавпилсе стихи Евгения Голубева публиковались в газете «Красное Знамя».

 

Евгений окончил ДАТУ по специальности «радиотехническое обслуживание самолетов». Служил в разных гарнизонах. В Германии в период объединения этой страны многое проходило у него на глазах. Зная немецкий язык, ему приходилось много общаться с военнослужащими, с руководителями разных рангов. Помнит ликующих людей на улицах, первые проходы в Берлинской стене, когда восточным немцам выдавали по 100 марок, чтобы те могли купить себе что-то на западной территории.

 

За время службы Евгений Георгиевич сумел получить два высших образования: окончил социологический факультет Военно-политической академии и исторических факультет ДПИ (заочно). Однако последующие политические события перевернули все планы. Оборвалась военная карьера. На гражданке пришлось браться за любую работу. В условиях выживания торговал продуктами и хозтоварами, отбиваясь от нашествия проверяющих государственных структур и рэкета, когда, если хочешь работать – плати и тем, и другим.

 

В дне сегодняшнем Е. Голубев имеет свой магазин «Тысяча мелочей», в ассортименте которого товары для быта – одной поэзией сыт не будешь.

 

У Евгения Голубева и его жены трое сыновей и внучка.

 

Творческие встречи с Евгением Голубевым проходили на самых разных площадках Даугавпилса. Отметим и то, что Евгений Георгиевич – давний и активный член белорусского культурно-просветительского общества «Уздым».

 

Наши годы как птицы летят: в июле поэту Евгению Голубеву исполняется 70 лет

 

А теперь – интервью:

 

– Евгений, вы вернулись к поэзии в очень непростое время, 90-е годы XX века. О чем тогда были ваши стихи?

 

– О прошлом: о далеком, счастливом и беззаботном детстве (даже при том, что это было тяжелое послевоенное время), о сказочно красивой природе Латгалии, тех местах, где я когда-то был счастлив. И, конечно, о любви, которая спасает, врачует, помогает разглядеть ориентиры в жизни, быть стойким.

 

– Как складываются ваши отношения с городскими поэтами? Вообще, поэты умеют дружить, чувство творческого соперничества не мешает?

 

– В целом я с большим уважением отношусь ко всем, кто занимается творчеством, это люди поиска, познавания мира и самого себя (это тоже мир), духовного совершенствования, невозможного без приобщения к знаниям, к искусству, к вершинам поэтического слова.

 

Итог работы может быть разным (здесь много взаимосвязанных факторов), а отсюда и оценка результатов, самого человека. Неприязненных отношений никогда ни к кому не испытывал, хотя с кем-то я более дружен, с кем-то держу определенную дистанцию. Чувство соперничества чаще всего у меня лично проявляется в восхищении написанной кем-то строки, удачно найденного поэтического образа, емкого и точного сравнения, в издании добротной книги. С благодарность воспринимаю любую критику моего творчества, считая, что это путь к успеху, очень часто со стороны более рельефно видны недочеты.

 

– Как появилось ваше первое стихотворение для детей? Вы сами в детстве любили читать стихи? Какие поэты были тогда в приоритете и почему?

 

– В детстве, да и в юности, я очень много читал, запоем, разное, стихи в том числе. Годы шли, менялись приоритеты, новые авторы становились кумирами, некоторые уходили на второй план с тем, чтобы по истечении лет, быть вновь перечитанными и совершенно по-другому понятыми. Как правило, в приоритете были те авторы, которые широко публиковались, обсуждались – это был период поэтического голода для всей страны (шестидесятые-семидесятые годы).

 

Детские стихи я пытался писать и каждый раз безуспешно. Если стишок и получался, то он совсем не был детским – просто стишок-картинка. И вдруг однажды вечером на даче на Рижском взморье, когда делать было нечего, детские стихи сами ко мне пришли, заставили меня и шутить с ними, и озорничать – вот тогда и появился вкус к детскому творчеству.

 

– Евгений, для вас процесс сочинения – это работа или приятное увлечение? Есть ли стихи, посвященные близким людям?

 

– Стихи – увлечение (они увлекают, как омут), но это радостное увлечение, потому что оно дает возможность чувствовать вкус слова, его динамику, объем, его воздух и глубину, человек пишущий становится творцом. Наверное, так у всех, но стихи при этом потребляют колоссальную энергию, которой подчас не хватает на завершение стихотворения, и тогда оно «повисает», потом начинается долгая, муторная, подчас очень длительная работа над незавершенкой. Бросить жалко (особенно когда есть яркий образ), а поставить заключительную точку не получается.

 

Все мои стихи в какой-то мере посвящены близким людям, они написаны для тех, кто читает, слушает, кто способен сопереживать. Есть у меня несколько стихотворений с указанием фамилии или инициалов, кому они посвящены, это по большей мере философская поэзия.

 

Наши годы как птицы летят: в июле поэту Евгению Голубеву исполняется 70 лет

 

– Мне говорили, что издать книжку порой бывает не легче, чем ее написать. Как справляетесь с процессом издания, требующим и материальных затрат тоже?..

 

– Да, это правда. Если у тебя нет пробивных способностей, то пиши в стол, для себя, для друзей. Дело даже не в деньгах, хотя, конечно, и в них тоже, но автор все практически делает сам. Можно отдать и сырой материал в типографии, но тогда и книжку получишь сырую. Да, там сделают верстку, подправят что-то, обложку придумают, напечатают, но без кропотливой работы над каждой страницей хорошего результата не видать.

 

Сейчас в сети проводится много поэтических конкурсов, и если ты занимаешь достойное место в литературе, то книгу могут издать бесплатно, и в хорошем издательстве, а еще и с организацией презентации, надо только делать свою поэтическую работу на высоком уровне.

 

– Вы продолжаете свои краеведческие изыскания относительно истории немецкого дворянства на территории Латгалии? Пляттеры, Зиберги, Энгельгарды… Кажется, одна из ваших работ о баронах Фелькерзамах заинтересовала российских историков…

 

– Увы, историей немецкого дворянства в силу обстоятельств я пока перестал заниматься, разложил свой архив по папкам в ожидании лучших времен.

 

Относительно Фелькерзамов – вышла действительно удивительная история. Моя статья на эту тему, опубликованная в сети, вызвала интерес у работников Эрмитажа, так как она открывала некоторые ранее неизвестные им страницы из жизни Армина Евгеньевича фон Фелькерзама, хранителя Галереи драгоценностей Императорского Эрмитажа, который был племянником Гамилькара фон Фелькерзама (автора поземельной реформы), похороненного в Биркинели. Данные оказались настолько важными, что позволили выйти на родственников и предков этих интересных людей, собрать большой фактический материал, в том числе несколько десятков оригинальных фотографий и дневники дочерей А. Е. Фелькерзама. Я неоднократно получал письма от сотрудников Эрмитажа, журналов «Антикварное обозрение», «Мир музея», «Государственный Эрмитаж». Поступало предложение обратиться к секретарю директора, чтобы получить разрешение на участие в праздновании 250-летия Государственного Эрмитажа. Сотрудник Эрмитажа Виктор Дзевановский, предваряя свою статью «Штрихи к портрету Армина фон Фелькерзама», написал: «Дорогому Евгению, моему вдохновителю и человеку, который мне реально помог в подготовке этой статьи. Без вас ее бы не было. Поклон Вам низкий».

 

– Вы поддерживаете связь с председателем Международного творческого объединения «Славянская литературная и художественная академия» поэтессой Елкой Няголовой? Помнится, ей очень нравились ваши стихи.

 

– Елка Няголова – прекрасный организатор, человек умный, дальновидный и очень деятельный, кроме того, эта красивая женщина, очень чуткая к поэтическому слову, и сама великолепный автор. Я прекрасно осознаю, насколько плотен ее рабочий график, – поэтому, хоть мы и хорошо знакомы, с учетом ее расположения к моему творчеству, стараюсь ограничиваться отслеживанием работы Академии, ее публикаций по Facebook.

 

Наши годы как птицы летят: в июле поэту Евгению Голубеву исполняется 70 лет

 

– Вероятно, Вас, как ценителя русского слова, должно беспокоить то, что сейчас происходит с русским языком. Та же Елка Няголова, авторитет которой непререкаем, при всей свой огромной любви к языку болгарскому, называет русский язык важнейшим. Цитирую: «Могу описать его значимость так: вот архитектор строит дом, где одна из главных частей — окно. Важно, куда оно выходит, насколько велико. В этом смысле русский язык — огромное верхнее окно, сквозь которое можно смотреть на весь мир и на всю цивилизацию. Достаточно просто вспомнить, что этот язык дал миру». Однако немногие из сегодняшних школьников вспомнят несколько строчек из Пушкина… Что делать?

 

– История русской культуры, литературы, языка сейчас делает очередной виток от равнодушия, частичного забвения к возрождению и укреплению своих позиций. Предпосылки к ренессансу есть – укрепляется российская государственность, динамично развивается наука, образование, медицина, растет уровень культуры и образования людей, Россия на сегодняшний день самая читающая страна. До Пушкина еще надо дорасти. Заученные в школе стихи это далеко не вся поэзия, гораздо более серьезное, важное приходит с опытом, с осознанием того кто ты есть или кем ты хочешь быть. Пушкин был, есть и будет читаем и любим.

 

- Говорят, душа человеческая весит шесть граммов. Чуткий художник способен вмещать в свое сердце беды и радости своего народа, семьи, человека. У вас это получается?

 

– Стараюсь поступать по совести, в соответствии со своими принципами и идеалами, а мир настолько сложен… Насколько многогранно даже само понятие – народ?! А отдельный человек – это целый мир, космос, способен ли кто-то его понять, если его сознание постоянно находится в движении и изменении? А если мы что-то не понимаем, то захочется ли это впускать в свое сердце?

 

– Кажется, сегодня мир «напрашивается» больше на прозу, чем на поэзию.

 

– Это пройдет!

 

– О чем мечты и планы Евгения Голубева?

 

– О рождении новых внуков, о большой яркой и веселой книжке для детворы. Планы у меня пока краткосрочные. Динамика жизни такова, жизнь непрерывно вносит коррективы в запланированное.

 

– Спасибо за ваши ответы!

 

P.S. Поэзию Голубева отличает многообразие тем и смыслов: гражданские и духовные, интимные и социальные мотивы, осмысление прошлого, взгляд в будущее. При этом его поэзия составляет единое целое души человеческой.

 

Наши годы как птицы летят: в июле поэту Евгению Голубеву исполняется 70 лет

 

Понурый конь бредет по лугу.

В тумане матовом стожки,

Словно гранитные божки

Встают стеною друг за другом.

Чуть слышен переката звук

За проступающей излукой.

Река тиха, но первый круг

Уже вычерчивает щука.

 

Или вот это:

 

Ничего не изменишь - нет в жизни повторов.

Пусть все будет как есть - это честный итог.

Убаюканный снегом спит маленький город

Вдалеке от всех главных дорог.

Он мне дорог своим незатейливым бытом,

И родством, и открытостью близких судеб.

В нем никто не забыт и ничто не забыто,

В нем все поровну: горе, надежды и хлеб.

В нем подспудно всегда ощущаешь причастность

И к делам, и к словам всех кто рядом с тобой,

Ко всему что и есть - неприметное счастье:

Жить с землею родною судьбою одной.