Галина Природина: ребусы судьбы4

Галина Природина: ребусы судьбы
Галина Степановна Природина, хоть и не публичная персона, многим горожанам известна в качестве кукольной мастерицы. Созданные ею персонажи кукольного театра продолжают исполнять свою развлекательно-образовательную роль в семьях c детьми и детских садах.

Сначала хотелось представить именно это многолетнее увлечение даугавпилсской сениоры, но в ходе состоявшейся с ней беседы оказались затронутыми и другие грани судьбы человеческой.

 

Трагическое повторение

 

Галина появилась на свет в необычном месте: в вагоне военно-санитарного поезда, который остановился неподалеку от Даугавпилса весной освободительного 1944 года. Ее мама – русская медсестра родом из Калужской области, отец – офицер с Украины. Их любовь настигла война. Отец пропал без вести в суровую годину испытаний, и никогда не увидел свою дочь.

 

Раннее детство Гали пришлось на послевоенные годы, когда и речи не шло о магазинных игрушках. В топе, как теперь бы сказали, были в основном самопальные куклы, сшитые на быструю руку из стареньких тряпочек.

 

По истечении времени история повторила свой трагический сюжет: Галина тоже очень рано лишилась молодого мужа, хорошего парня, спортсмена.

 

После окончания 1-го училища, готовившего специалистов для строящегося в Даугавпилсе Завода Химического волокна (ЗХВ), ее отправили на восьмимесячную практику в Киев. А любимый Чеслав в это время был призван в армию. Служил в Советске Калининградской области. Почему-то не стали приходить письма. Девчонки зазывали на танцы: «Зачем сидеть дома, если не пишет? Забыл, наверное». Но Галя ждала и надеялась на встречу, которая все расставит по своим местам. Потом окажется, что Чеслав тяжело болел, поэтому и не писал. Полученное облучение издевательски называли плевритом. Все скрывалось. Позднее выяснится, что при каких-то испытательных обстоятельствах облучился не он один.

 

Галина Природина: ребусы судьбы

 

«Когда я провожала Чеслава в армию, мне было 18. Из армии он вернулся подавленным, спросил, выйду ли я теперь за него. Я ответила: “Да”».

 

На тот момент Галине 19 лет. Они прожили вместе 10 месяцев. От этого непродолжительного по времени брака в 1964 году родилась дочь, названная Жанной…

 

Верилось в лучшее

 

После смерти любимого Чеслава (15 января 1964 года) Галина долго не могла оправиться.

 

«Подруги старались вытащить меня куда-нибудь развеяться. Но я не могла слышать музыку, сразу в слезы и домой…»

 

И все же, спустя три года, в 1967-м, Галина выйдет замуж за другого человека, тренера по гребле на байдарках и каноэ.

 

«Познакомились мы с Борисом Михайловичем на вечере в Народном доме. Он меня на вальс пригласил. Тогда проводился конкурс, и нашу пару признали самой лучшей. Наградили арбузом и веткой винограда…» – улыбается приятным воспоминаниям Галина Степановна.

 

В этом браке родится вторая дочь. Жить стало легче. В плане быта и вообще. Игрушек детям хватало, магазинных. Но самым любимым занятием дочерей, как отмечает Галина, было рассматривать географическую карту СССР, которая висела на стене у тахты. Искали города, изучали огромную страну.

 

На ЗХВ она работала контролером ОТК (отдел технического контроля). Внерабочая активность проявлялась в волейболе, велоспорте. Совсем как в старом добром фильме: «Комсомолка, спортсменка, наконец, она – просто красавица!». Заводские годы прервались декретом и учебой в механическом техникуме на вечернем отделении.

 

«О зарплатах мы тогда особо не думали, – вспоминает Галина Степановна. –Город строился. Все вокруг бурлило. Какие жалобы?! Люди были довольны, верилось в лучшее. Ситцевое платье сошьешь, вот и радость! При возможности покупали немецкий журнал о моде и шитье Burda. Знакомые удивлялись: откуда у ваших дочерей такие красивые платья? А мы с дочками их сами шили. Я рада, что у меня такие способности проявились, ведь никаких курсов не оканчивала. Проблема тогда состояла в том, чтобы купить хороший материал. Времена дефицита. Из плащевой ткани модные вещи получались…»

 

Увы, союз с Борисом в итоге распался.

 

Общий трудовой стаж Галины Степановны 32 года, большую его часть она отработала на ЗХВ.

 

Мама, бабушка, прабабушка

 

Дочери героини нашего очерка Жанна и Наташа в настоящее время проживают и работают в Англии. Галина Степановна говорит, что они до сих пор «обшивают своих мужей». Младшая Наташа стала разработчиком моделей, сотрудничает с известными европейскими фирмами. Ее ценят. А у старшей дочери свой интернет-магазин украшений, которые она сама создает. У Галины Степановны есть и внуки, и правнуки, которые также проявляются творчески.

 

Эта мама, ставшая бабушкой и прабабушкой, поднимается рано, в пять часов утра и около часа крутит педали на велотренажере, подаренном зятем.

 

«Окно открываю настежь, и поехала, потом контрастный душ…» Такая физкультура – способ сбежать от старости.

 

«Могли убить, закопать…»

 

На момент закрытия ЗХВ Галина Степановна являлась вполне активной и деятельной женщиной.

 

Галина Природина: ребусы судьбы

 

«В течение года нам не представляли работу, мы просто приходили на завод, и праздно шатались. Ситуация тяжелая психологически. Потом надо было ходить на биржу отмечаться. Тоже своего рода унижение. Денег не было, на заводе с нами расплачивались произведенной продукцией: носками да колготками. Надо было как-то выживать. Стала брать заводской товар под реализацию. Мне отпускали, потому что прекрасно знали, что я на заводе с первого дня. Продавать на местном базаре стыдилась. Но одновременно был страх за будущее своих детей.

 

Поехала в Пыталово, куда наш мясокомбинат поставлял продукцию. В Даугавпилсе с продуктами плохо, а там были – комбинат исправно выполнял взятые обязательства. Приедешь, а у вокзала магазинчик… Я, как и другие заводчане, обычно привозила по 30-40 пар заводских носков, их быстро расхватывали. На эти деньги покупали мясо и колбасу. Возвращались довольные. Потом поехала в Лугу, Остров, Ленинград…

 

Ехали гурьбой, все хорошо знали друг друга – слезы и смех рядом. Было такое время, что рядом на рынке мог стоять преподаватель высшей математики и продавать домашнюю утварь. Я такого даже представить не могла! Но людям надо было что-то есть, платить за квартиру, покупать лекарства и т. д. Даугавпилчане тогда разрабатывали самые разные маршруты. Мы со своим товаром доезжали даже до Мурманска и Архангельска (из Архангельска я привезла красивый короб для хранения лоскутков и ниток). Людей в такие поездки гнал страх потерять квартиру, остаться без крыши над головой. Сегодня думаю, ведь меня могли убить, закопать, и следа не найдешь. Да и кто будет искать? К счастью, все обошлось», – рассказывает Галина Степановна.

 

Плела в латышском стиле

 

«После того как в августе 1998 года рухнул российский рубль, ехать с товаром в Россию стало уже невыгодно. Национальная валюта ослабела за считанные недели в несколько раз. Опять пришлось искать выход из положения, выживать в предлагаемых жизнью обстоятельствах. У меня дома оставалось много кордных веревок с завода. Купила книгу “Декоративное вязание” и стала по описанным в ней примерам пробовать делать что-то своими руками. Распустила, покрасила нити. Стала плести панно. Вижу – получается! Плела в латышском стиле. В итоге получилось 42 декоративных панно, с ними и пришла на базар. Когда развесила, сама удивилась, неужели это вся я! Это был период, когда моя внучка Катя улетела устраиваться в Лондон, а мне оставила на год свою маленькую дочку. Бывало, уложу внучку спать, а сама за работу. Продвигалось медленно, времени не хватало. Ну, вот, когда я вынесла все это на продажу, ко мне образовалось столпотворение из людей. В магазинах-то ничего подобного не было. Покупатели даже просили открыть курсы по макраме», – говорит Галина Степановна.

 

Неожиданный заказ

 

После такого художественно-вязального опыта она занялась другим видом рукоделия, стала шить тканевые комплекты для кухни, и опять в латышском, востребованном стиле. Они-то в итоге до кукол и довели. Однажды Галине Степановне поступило предложение создать несколько персонажей для детского кукольного театра. Деньги сулили неплохие, и она согласилась выполнить заказ.

 

Галина Природина: ребусы судьбы

 

«Я сначала согласилась, но потом испугалась очень, вдруг не справляюсь, дело-то новое, – делится пережитым Галина. – Но, как говорится, назвался груздем – полезай в кузов. В секонд хэнде набрала юбочек по 30 сантимов. Ткань, из которой они были сшиты, хорошо подходила для моей задумки. И все получилось, заработала 35 латов. Одновременно пришло понимание, что вот этим и надо заниматься. Постепенно наладилось сотрудничество с детскими садами города. Такие куклы детсады приобретали для образовательных занятий с малышами, например, для изучения латышского языка. Пенсии на тот момент у меня еще не было. Куклы спасали, помогали выживать. Но на них не разбогатеешь. При этом создание одной куклы требует времени, затрачивается энергия, теряется зрение. Это кропотливый ручной труд».

 

Куклы Галины Степановны Природиной разъехались по разным городам и весям Латвии, а некоторые даже пересекли границу, оказавшись в других странах. То плодотворное время она вспоминает с видимым удовольствием:

 

«Это был очень хороший для меня период. Люди тепло и с благодарностью встречали и меня, и моих сказочных персонажей…»

 

Как-то Галина Степановна обратила внимание, что перед новогодними праздниками есть большой спрос на маски определенного гороскопического знака: драконов и т. д. В итоге ее умелые руки и выдумка освоили это направление.

 

Очень душевные куклы

 

Сейчас я вполне довольна жизнью. Рада, что в Латвии все спокойно, чего не скажешь о многих других странах, переживающих разного рода потрясения.

 

Но самым дружественным временем моя милая собеседница считает послевоенное.

 

«Людям тогда было ох как непросто, но и взаимопонимания, желания помочь больше было. В коммунальной квартире, где одно время проживала наша семья, место находилось всем: латышам, русским, евреям, полякам. И все дружили, никто ни на кого обиды не держал. Когда еврейка тетя Лиза варила в медном тазу варенье, то обязательно угощала всех детей, которые оставались дома, пока родители на работе. Мы росли сами по себе, без особого досмотра…»

 

Когда я заметила Галине Степановне, что ее куклы: Лисы, Волки, Зайцы, Красные Шапочки… явно олицетворяют героев старых русских и нерусских сказок и советских мультиков, что они легко узнаваемы, – создательница образов улыбнулась в ответ:

 

«Так и есть. Молодежь, когда видит мой ассортимент на базаре, говорит, вам надо платить только за то, что вы тут стоите. Очень душевные у вас куклы».

 

Галина Природина: ребусы судьбы

 

А змею даже прикармливала

 

Но был в биографии Природиной и трехгодичный антракт, когда состояние здоровья не позволило заниматься освоенным ремеслом.

 

«Давало о себе знать высокое давление, засиделась я… И зрение ухудшилось. Спасла во многом сила воли и природная подвижность.

 

Я в лес за ягодами люблю ходить. И ходить одна, чтобы никто не торопил. Провожу там столько времени, сколько надо. Леса не боюсь. У меня же фамилия – Природина. Думаю, лучше умереть на кочке какой-нибудь, чем дома на диване. Лес для меня – реабилитационный центр. Ягоды замораживаю, лишнее продаю пока в цене, – поясняет Галина Степановна. – Пугают меня медведями да змеями. Но я медведей в лесу пока не встречала, а змею так даже прикармливала. Весь лес в Крыжах знаю, не заблужусь. Моя мама когда-то работала в Крыжах завмагом и жила там.

 

Однажды иду, и вижу, что за грунтовкой у пенька змея – гадюка. В следующий раз принесла ей молочко и яичко. Она меня три года там ждала. Но потом знакомые женщины рассказали, что с этой змейкой кто-то жестоко расправился, посек. Почему бы не обойти стороной. Зачем убивать? Змея никогда не будет там, где ты ягоды собираешь. Она чувствует вибрацию, шаги и уползает», – делится житейской мудростью Галина.

 

Город ее судьбы

 

Больше всего эту невероятную женщину печалит то, что дочерей и внуков-правнуков рядом нет.

 

«У обеих в Латвии осталась недвижимость. Я им говорю: не торопитесь продавать. Может, придется вернуться. Это мое самое главное желание. Сейчас живу одна с кошкой Мусей».

 

В заключение нашего разговора Галина Степановна упомянула, что она никогда не помышляла уехать из Даугавпилса, города, в который ее определила сама судьба.

 

«Когда после недельных поездок в Россию я возвращалась домой, так выходила в тамбур чуть ли не за час до прибытия поезда. Смотрела, как мелькают за окном знакомые с детства места. На вокзале вообще эмоции до слез. Готова была упасть на перрон и целовать.

 

Когда бывает грустно и тоскливо, направляюсь на улицу Ригас, отмечаю, какие произошли перемены. В раннем детстве я жила на Ригас, потом наша семья переехала на улицу Советскую (угол Гимназияс и Имантас). В Даугавпилсе мы поменяли в разное время восемь квартир. Вот иду, и вглядываюсь в дома, связанные с моей биографией.

 

Еще люблю прогуливаться в Железнодорожном парке, мы же здесь школьниками деревья сажали, большие выросли…»